Когда Пройдет Кризис - Puzlfinance.ru
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (пока оценок нет)
Загрузка...

Когда Пройдет Кризис

Когда закончится кризис? Официальные прогнозы и мнения экспертов

Банки Сегодня Лайв

Статьи, отмеченные данным знаком всегда актуальны. Мы следим за этим

А на комментарии к данной статье ответы даёт квалифицированный юрист а также сам автор статьи.

Кризис 2014-2015 годов все еще напоминает о себе. Это видно по табло с курсами валют (которые почему-то запретили), по ценникам в магазинах и по реальному уровню жизни населения страны. Чиновники отчитываются о росте экономики и благосостояния народа, но независимые исследования с ними не согласны. Попробуем разобраться, кто из них прав и когда стоит ждать настоящего завершения кризиса.

Что следует считать кризисом

То, что происходит в российской экономике с 2014 года, называют по-разному: это и валютный кризис, и сырьевой, и внешнеполитический. В отличие от предыдущего кризиса 2008-2009 годов, нынешний развивается преимущественно в России и других постсоветских странах, а причины его понятны многим.

Чтобы «поймать» момент, когда с кризисом будет покончено, нужно понимать, как он вообще проявляет себя в экономике и жизни россиян.

Если прошлый кризис начался с Соединенных Штатов, то истоки нынешнего, по большей части, связаны со структурными проблемами российской экономики и совпадением сразу нескольких событий.

Считается, что причиной кризиса, который начался с 2014 года, стало сочетание сразу нескольких факторов:

  • введения странами ЕС, США и некоторыми другими нескольких пакетов внешнеэкономических санкций (и, соответственно, российский ответ в виде контрсанкций) из-за Крыма и Донбасса;
  • резкого снижения цен на нефть на мировом рынке при том, что продажа нефти серьезно пополняла российский бюджет;
  • как результат этих и других факторов – снижение курса российского рубля вдвое (изначально – втрое, с последующим частичным возвратом).

Некоторые экономисты считают падение покупательной способности российского рубля следствием, а не первопричиной кризиса. Но мы будем рассматривать влияние кризиса преимущественно на жизнь простых людей.

Именно сочетание нескольких факторов привело к дальнейшим проблемам в экономике России. Самая серьезная из них – падение реальных доходов населения, которое продолжалось почти 5 лет (по некоторым оценкам оно продолжается и сейчас).

Но было бы наивно считать, что проблемы в экономике России начались в 2014 году. Реально они накапливались годами, а с введением санкций и снижением цен на нефть проблемы лишь проявились, и это затронуло практически все население страны.

Что бы ни говорили чиновники, российская экономика была зависимой от экспорта сырья. С ростом цен на нефть, газ и другие природные ресурсы бюджет получал все больше денег, это стимулировало экономику к росту. Рост закончился в 2013 году – цены выросли до рекордных, но темпы роста ВВП начали падать.

В остальных сферах экономики ситуация также была не очень радостной. Кроме «сырьевой иглы», страна зависела от технологических товаров, продовольствия и многих других импортных товаров. В самой экономике инвестиционная и потребительская активность падала еще с 2009 года.

Все это и стало причиной кризиса. Сильнее всего россияне почувствовали его последствия в 2015 году. Буквально за пару месяцев рублевые накопления обесценились вдвое относительно доллара, цены начали расти все быстрее, а Центробанк резко ограничил кредитование.

В дополнение ко всему, это накладывается на политические перемены: теперь заграница нам официально «не друг», отпуск за рубежом резко становится дороже, а с полок магазинов исчезают импортные продукты питания.

Кризис обернулся для россиян многочисленными проблемами:

  • рост цен на товары и услуги: инфляция ускорилась до двузначных чисел;
  • дорогая иностранная валюта;
  • заморозка зарплат на прежнем уровне, а у некоторых работников их снижение;
  • заморозка пенсий, медленный их рост, отмена перечислений на накопительную пенсию и отмена индексации работающим пенсионерам;
  • отсутствие качественных импортных товаров;
  • недоступность кредитов из-за высоких ставок и более жестких требований к заемщикам;
  • снижение потребительского спроса.

Соответственно, об окончании кризиса можно будет объявить, когда все эти проблемы будут решены (то есть, показатели вернутся на докризисный уровень). Где-то это уже произошло, где-то финал еще далеко. Что же изменилось за 5 лет с начала кризиса – пробуем разобраться дальше.

Что изменилось за 5 лет

Первое и главное, что волнует всех и каждого – это уровень дохода. И не просто сумма дохода в рублях, а количество товаров, которые можно на них купить. Другими словами, самый важный показатель всех экономических реформ с точки зрения обывателя – это динамика реальных располагаемых доходов населения.

Реальные – означает, что показатель учитывает уровень цен. Располагаемые – означает, что учтены также обязательные платежи вроде налогов и социальных отчислений.

Динамику реальных располагаемых доходов россиян можно увидеть на графике:

Видно, что пик падения реальных доходов пришелся на 2016 год. Частично это произошло из-за того, что правительство решило заменить одну из двух индексаций пенсий единоразовой выплатой в размере 5000 рублей, а выплатили ее только в 2017 году.

Интересно, что первая версия статистических данных показывала в 2018 году рост реальных доходов ниже 100%. Но потом правительство оперативно заменило команду руководителей Росстата, и цифра перешла уже в «зеленую» зону.

Рост реальных доходов в 2018 году объясняется в основном тем, что Банк России предпринимает серьезные меры по стабилизации уровня цен и остановке инфляции. И действительно, за последние 2 года инфляция находится на рекордно низком уровне:

Мы не беремся судить, насколько приближены к действительности цифры, публикуемые Росстатом. Ведомство использует сложные формулы, которые, по идее, должны учитывать широкий спектр цен на товары и услуги для всех слоев населения.

К сожалению, далеко не все могут говорить о росте доходов хотя бы на величину инфляции. Согласно закону, работодатель обязан повышать зарплаты работникам на этот процент, но реальности это есть далеко не везде (максимум на государственной службе).

Пенсии тоже росли не очень быстро, особенно по отношению к инфляции 2014-2016 годов. С 2017 года индексация вернулась, но рост выше инфляции пенсионеры увидели только с начала 2019 года.

Поэтому, если руководствоваться критерием реальных доходов населения, кризис еще продолжается. Но если брать во внимание только уровень инфляции – Банку России удалось сделать ее ниже докризисного уровня.

Еще регулятору удалось активизировать кредитование. В 2018 году зафиксирован рекордный объем ипотечного кредитования, а средние ставки впервые в истории опустились ниже 10% годовых. Учитывая, что в декабре 2014 года ключевая ставка была повышена до 17% годовых, рынок вернулся на докризисный уровень, а в чем-то даже обогнал его.

Что касается курса доллара – законы экономики таковы, что вернуть его на докризисные 30 рублей не получится уже никогда. Более того, Банк России сознательно не позволит это сделать – чтобы не ухудшить положение ключевых экспортных отраслей (которые получают доходы в долларах, а расходы несут в рублях).

Поэтому к коридору в 60-70 рублей за доллар стоит привыкнуть – иного варианта быть не может.

Импортные товары из стран, которые ввели санкции против России, на российские прилавки в обозримом будущем тоже не вернутся. «Продуктовые» контрсанкции привязаны к «основным» санкциям Запада – а они, в свою очередь, привязаны к разрешению проблемы Крыма и выполнению Минских соглашений на Донбассе.

Импортозамещение, которое должно было заменить западных поставщиков, проводится, но не так быстро, как хотелось бы.

Поэтому о преодолении кризиса в этой сфере можно будет объявить только при отмене санкций или качественно ином росте импортозамещения.

Преодоление кризиса во многом будет зависеть от конъюнктуры на мировых сырьевых рынках. Сейчас можно констатировать, что рынок нефти постепенно стабилизируется на значении около 70 долларов за баррель марки «Urals»:

Когда закончится кризис в России?

Ожидание таинственного «завтра» всегда пугает новизной, ведь в этом событии присутствует очень много разных оттенков ожидания – загадочность, предвкушение чего-то лучшего и просто будущее. Человек по натуре отличается любопытством, поэтому нет ничего удивительного в том, что он так или иначе стремится к тому, чтобы узнать, что же его ждёт в этом будущем. И сегодня одной из самых обсуждаемых является тема того, когда закончится кризис в России и какими будут перспективы развития российской экономики в 2020 году?

Сразу стоит сделать оговорку на том, что получить максимально точную информацию по этому вопросу практически нереально. Кто может дать ответ на этот вопрос – экономисты, астрологи или может экстрасенсы? У каждого «эксперта» своя версия развития событий, основанная на тех или иных факторах, поэтому вывод можно сделать только на основе анализа всей информации, отдавая себе отчёт в том, что вероятность развития подобного сценария не будет равна 100%.

Прогноз экономистов: когда закончится кризис в 2020 году и закончится ли?

С учетом того, что речь идет о том, сколько продлится кризис, стоит в первую очередь уделять внимание информации о том, что по этому поводу думают экономисты и аналитики. Они лучше всего знают состояние страны, каковы возможные сценарии развития ее экономики в будущем и чего ожидать. Ещё в прошлом году специалисты Минэкономразвития объявили, что показатели уровня ВВП вышли на новую ступень – 1,4%. При этом рассматривая перспективы развития России на семь лет вперед был сделан акцент на том, что до 2023 года показатели роста внутреннего валового продукта должны достигнуть, а может ещё и превысить уровень в 3%. Сложно сказать о том, насколько реальной можно считать эту цифру, но ждать стабилизации развития экономики уже стало отличной традицией.

Сегодня все говорит о фазе экономического роста, и тот факт, что инфляция находится на низком уровне, свидетельствует только в пользу развития данного события. Представители большинства аналитических агентств отмечают стабилизацию экономических процессов стране, поэтому последние новости, когда закончится кризис в российской экономике, можно считать довольно положительными.

Безусловно, существуют разные возможные сценарии кризиса, в соответствии с которыми в экономике могут произойти сбой, вызванные, к примеру:

  • Увеличением налоговых сборов
  • Введением новых налогов.

Отличным примером является информация о том, что курортный сбор начнут взимать с отдыхающих именно в 2020-м году. Пока данный законопроект является экспериментальным, но есть все предпосылки к тому, что он будет действовать постоянно.

Новости по теме:

Более того, прогноз экономистов о том,когда закончится кризис в 2020 году, к сожалению, не дает точного ответа на данный вопрос. Некоторые эксперты считают, что Россия имеет достаточный потенциал, для того чтобы окончательно побороть все последствия прошлого кризиса и встать на новый уровень развития. Однако с учётом того, какие нововведения вводят власти, и частые изменения законов, сложно предсказывать будущее с точной вероятностью. Сегодня деньги, которые могли бы пойти на:

  1. Улучшение материального довольствия россиян.
  2. Тратится на совершенствование работы экономической системы страны.

И считать это плохим нельзя, хотя именно по этой причине встречаются довольно противоречивые мнения экспертов и последние новости по вопросу дальнейшего развития кризиса в стране.

Читайте также:  Как узнать на мегафоне баланс

Что говорят предсказатели?

Отдельного внимания заслуживают предсказания экстрасенсов, когда пройдет кризис в России в 2020 году, ведь в государственной экономике все довольно туманно, но люди с экстрасенсорными способностями могут пользоваться ими для предсказывания будущего. Сразу нужно сказать, что Вера Лион, которую называют казахской Вангой, не предсказывает развитие кризиса в России в 2020-м году. Напротив, она уверена в том, что Россию ждёт год, который подарит ей много новых и достаточно успешных событий. Она считает, что год будет плодородным, правда, делает оговорку на том, что россиян ждут дожди. Сложно сказать, как это отразится на сельском хозяйстве, но информация от потусторонних сил ей пришла именно такая.

Более того, многие россияне задаются вопросом о том, что ждёт военные структуры страны, ведь обстановка вокруг России сегодня отнюдь не дружелюбная, поэтому заботится о безопасности стоит каждому. По словам веры Леон военная мощь российского государства будет нарастать.

Нельзя не сказать, что люди, которые недавно обожглись на предсказаниях экстрасенсов прошлого, предпочитают обращаться за информацией к современным экспертам в таких прогнозах. Например, Владимир Микаев, который является довольно известным на территории России парапсихологом, предсказывает довольно неспокойный год. Он говорит о том, что может быть начата ядерная атака, правда, затрудняется ответить на вопрос о том, кто рискнёт это сделать. Более того, задаваясь вопросом о том, ожидать ли глобальных природных катастроф, нельзя не сказать, что катастрофы могут быть спровоцированы человеком самостоятельно, ведь если будет ядерная атака и она затронет Йеллоустонский вулкан, то избежать техногенной катастрофы, которая наложит отпечаток на любой участок земли, просто невозможно.

Важно! Ещё один из современных экстрасенсов – МехдиЭбрагими-Ваха уверен в том, что на территории всего мира развернётся мощнейший экономический кризис, который вызовет крах не только в экономике России, а и в других странах. Вопрос в данном случае станет в том, какая страна сможет после него выжить и подняться, потому что именно за ней будет будущее.

Мировой кризис – да или нет?

Если на тему того, что нас ждет во время кризиса в России, порассуждать можно, то информация о мировом кризисе буквально у каждого человека вызывает панику. Современные аналитические агентства составляют разные прогнозы развития данного события, но большинство из них предсказывают, что кризис начнётся по причине обвала фондового рынка или краха национальных валют развивающихся стран (именно поэтому сегодня все с такой активности следят за курсом доллара и его состоянием, потому что это мировая валюта, от которой зависит многое).

Есть данные о том, что кризис может начаться по причине обвала рынка углеводородов, соответственно, информация о том, что нефть вырастет до 200 долларов за баррель в 2020 году является точно неправдивой. И некоторые эксперты предсказывают обвал стоимости цен на драгоценные металлы.

Что делать? На этот вопрос ответить довольно сложно, но нехитрые наблюдения за деятельностью власти России позволяют понять, что сегодня они приняли для себя решение жёсткой экономии. Это проявляется в сокращении расходов бюджета на образование, уменьшении числа государственных социальных программ помощи населению(есть данные о том, что материнский капитал в 2020 году может быть отменен), отсутствие вложений в малый и средний бизнес (чему не научат на бизнес-курсах, тому научит жизнь – молодые предприниматели России все-таки не сдаются и стараются продвигать свои бизнес идеи даже при отсутствии финансирования данных проектов).

Нет точного сценария развития событий, потому что мир как будто замер, поэтому остается только следить как за прогнозами аналитиков, так и за словами экстрасенсов, делая собственные выводы и обучаясь быстро реагировать на изменяющиеся условия жизни. Именно за такой позиции стоит успех.

«Мировой экономический кризис грянет в 2020 году и накроет Россию»

Прогнозы экономистов прозвучали пугающе

09.10.2019 в 12:50, просмотров: 252212

В мире ждут очередного экономического кризиса. Он, как предсказывают многие специалисты, наступит в будущем году и по длительности и мощи превзойдет кризис 2008—2009.

Вчера управляющая МВФ заявила о рекордном замедлении роста мировой экономики. Прогноз Всемирного банка говорит о той же тенденции. Мы попытались разобраться в причинах и возможных последствиях нового кризиса для России. Самый жесткий прогноз — резкое падение рубля и рост цен, массовые увольнения и глобальная разбалансировка экономической системы.

«Идеальный шторм» сложится из нескольких объективных факторов. К ним эксперты относят повышение таможенных пошлин США и Китаем в ходе торговой войны, замедление роста глобального ВВП до 0,8%, резкое падение спроса и цен на углеводороды, «пузыри» на крупнейших фондовых рынках.

Новая управляющая Международного валютного фонда Кристалина Георгиева в программной речи заявила о рекордном замедлении роста мировой экономики: «Если произойдет серьезный спад, корпоративный долг, сопряженный с риском дефолта, повысится до 19 триллионов долларов, или почти до 40% совокупного долга в восьми ведущих экономиках. Это превышает уровни, наблюдавшиеся во время финансового кризиса». Особый акцент она делает именно на торговых войнах: «В торговой войне проигрывают все. Для мировой экономики совокупный эффект торговых конфликтов может означать потерю примерно 700 миллиардов долларов к 2020 году».

Нынешний стремительный подъем экономики США чреват биржевым крахом, по масштабу сопоставимым с Великой депрессией 30-х годов прошлого века — и тогда человечеству не избежать затяжной рецессии, предупреждает американский экономист и инвестбанкир Джеймс Рикардс.

Его соотечественник и коллега Нуриэль Рубини по прозвищу Dr. Doom, точно предсказавший драматические события 2008—2009 годов, подбрасывает дровишек в огонь: с тех пор долгов на планете стало только больше, а инструментов для борьбы с этим бременем у развитых государств Запада — меньше. Слишком много денег напечатано центробанками, слишком много активов выкуплено ими у проблемных банков. Новые «смягчения» могут быть опасны.

Кризис назрел еще и в силу циклического развития рыночной экономики: именно двенадцать лет считаются тем классическим средним сроком, что отделяет одну рецессию от другой.

Если прогноз по поводу всемирного кризиса сбудется, волна накроет и Россию. Наша страна, несмотря на декларируемые властями устойчивость экономики и статус «тихой гавани», вновь столкнется с необходимостью обрушить рубль — ради наполнения бюджета. Усилится фискальное давление на бизнес и граждан. Армия бедных получит внушительное пополнение.

В 2009-м падение российского ВВП составило 7,8%, напоминает Центр конъюнктурных исследований ВШЭ, не исключая, что в ближайшие год-полтора страна вновь окажется в яме — прежде всего из-за снижения спроса и цен на нефть и газ.

К тому же выводу приходит рейтинговое агентство АКРА, отмечая: более 20% отечественных поставок за рубеж приходится на прямых участников торговых войн и страны с риском введения протекционистских мер в обозримом будущем. Среднегодовой курс доллара для 2020 года аналитики из АКРА определили в 73,8 рубля.

Российские оптимисты

Вспомним, что в октябре 2018 года премьер Дмитрий Медведев в статье для журнала «Вопросы экономики» воздвиг настоящую концептуальную цитадель, призванную развеять все сомнения в неуязвимости российской экономической системы.

Сегодня у нас устойчивый бездефицитный бюджет и низкий госдолг (особенно в иностранной валюте), а инфляция такова, что обеспечивает макроэкономическую стабильность, отметил глава кабмина. Более того, заявил Медведев, впереди новая цель — создание «прочной основы» для обеспечения устойчивого роста благосостояния как каждого человека и семьи, так и общества в целом.

В российской экспертной среде эта позиция обрела своих сторонников. Наша страна с ее международными резервами, превышающими $500 млрд, «пересидит» любой мировой кризис, считает, например, руководитель ИАЦ «Альпари» Александр Разуваев. Действительно, в 2019 и 2020 годах темпы роста ВВП составят явно невысокие 1–2%, однако на этом негатив и заканчивается, говорит он.

«Резервы государства превышают его долговые обязательства. То есть Кремль может погасить свои долги в один «клик». Бюджет в профиците. Фондовые индексы слабо связаны с уверенностью потребителей. За счет политики умеренно слабого рубля объем несырьевого экспорта достигнет в этом году $140–150 млрд. Завершаются масштабные проекты «Газпрома» — «Северный поток-2», «Сила Сибири», «Турецкий поток». Инфляция по итогам года составит 4,2%, ключевая ставка ЦБ — 6,75%», — перечисляет эксперт составные элементы «охранной грамоты» для России.

Что касается глобальных рисков, то Разуваев называет два. Во-первых, это гипотетический вооруженный конфликт на Ближнем Востоке: c одной стороны США, Саудовская Аравия и их союзники, с другой — Иран, также весьма серьезный противник в военном плане. Исход такого противостояния прогнозировать сложно, но цена нефти легко может превысить $100. Однако Трамп уже заявил, что в отношении Тегерана удовлетворится санкциями.

Во-вторых, это глобальная рецессия, которая обрушит нефтяные котировки и биржевые индексы. Но до президентских выборов в США в ноябре 2020 года обвала, вероятно, не будет: Трампу надо избраться. По мнению собеседника «МК», существует прямая взаимосвязь между недавним снижением базовой ставки ФРС до 1,75–2% годовых (а по кредитам «овернайт» — до 1,7% годовых) и апокалиптическими прогнозами уже на текущую осень со стороны международных финансовых институтов. Судя по всему, резюмирует аналитик, не за горами запуск Штатами новой программы количественного смягчения, размеры которой оцениваются в диапазоне $10–15 трлн. Это значит, мировая экономика опять наводнится ничем не обеспеченными долларами.

Ахилессова пята

У любого кризиса своя внутренняя логика развития. Причинно-следственные связи в экономике удивительно разнообразны и сложны, а конечный результат, как правило, непредсказуем. При этом есть важнейшие и многократно проверенные индикаторы, игнорировать которые невозможно.

Например, в США доходность краткосрочных казначейских облигаций превысила за последние месяцы доходность долгосрочных. В XX и XXI веках этот момент проявлялся несколько раз и практически всегда предвосхищал рецессию. Падение ВВП начиналось минимум через 6, максимум — через 20 месяцев после появления этого предвестника, отмечает Андрей Нечаев, профессор Российского экономического университета им. Плеханова, экс-министр экономики.

«Мировая рецессия надвигается, и подтверждений более чем достаточно — как прямых, так и косвенных, — говорит он. — Темпы роста всех ведущих экономик снижаются, а в Германии этот рост почти нулевой. Ситуация с американскими гособлигациями означает, что в ожидании кризиса инвесторы сбрасывают «короткие» бумаги. Кроме того, никто не отменял циклического характера рыночной экономики: в соответствии с давно сложившимися временными интервалами глобальный спад наступит достаточно скоро».

Для России, по словам Нечаева, жизненно важно, будет ли этот спад сравнительно непродолжительным или затянется надолго. В первом случае финансовой «подушки безопасности» может хватить, чтобы нивелировать последствия. Во втором — резко обострится проблема наполнения федерального бюджета, параметры которого придется коренным образом пересматривать.

Ахиллесова пята отечественной экономики — ее сырьевой характер. И нет никаких гарантий, что если цены на нефть, газ, металлы резко просядут, правительство не «залезет» в Фонд национального благосостояния (сейчас его объем составляет 8,17 трлн рублей, или $122,8 млрд).

Читайте также:  Как авторизовать сим карту билайн

Как показывает опыт предыдущего кризиса, любая государственная кубышка может быть опустошена буквально в считаные месяцы. К концу 2008 года объем Резервного фонда достиг 4,9 трлн рублей, но для стабилизации бюджета, пострадавшего от удешевления марки Brent, из него в последующие два года пришлось потратить более 4,6 трлн.

А ведь еще летом 2008 года, напоминает Нечаев, все официальные экономисты, включая тогдашнего вице-премьера Алексея Кудрина, уверяли, что Россия будет островом стабильности в бушующем финансовом море Запада и что нам ничто не грозит. В итоге падение ключевых макроэкономических показателей оказалось намного более серьезным, чем в Европе, США, Китае: накануне кризиса бюджет имел профицит в 1,8 трлн рублей, а год спустя — дефицит в 2,3 трлн рублей; рост ВВП в 2008-м составил 5,6%, а в 2009-м экономика рухнула на 7,8% (!). Вместе с ней рухнули и надежды на становление классического среднего класса, на снижение уровня бедности, на рост инвестиций в образование, здравоохранение и человеческий капитал.

С 2013 года реальные доходы населения падают, хотя в прошлом году Росстат их искусственно «натянул» до нулевой отметки. Население от всего этого смертельно устало, и, предполагает Нечаев, если страна впадет в очередной кризис, не исключены социальные потрясения.

«Массовые увольнения и рост цен»

В ближайшие год-два планетарного финансового коллапса едва ли удастся избежать, считает доктор экономических наук Игорь Николаев. И дело не только в том, что подошел срок: с начала 1960-х в мире было семь экономических кризисов, происходивших с интервалом в семь-десять лет. Главное, что сформировались «пузыри», накопилась критическая масса быстрорастущих рисковых долгов.

Если посмотреть на фондовый рынок США, на отношение общей капитализации к ВВП, эти показатели сегодня примерно на том же уровне, что в 2008 году. Капитализация выросла достаточно существенно. Да, попытки избежать схлопывания предпринимаются, но потенциал таких эффективных и испытанных инструментов, как количественное смягчение, как снижение ставки ФРС, в целом уже исчерпан. Что касается России, ее положение усугубляется рядом факторов, которых 11 лет назад страна не знала.

«Прежде всего это санкции, из-за которых наши крупные компании лишились доступа к западным рынкам капитала и теперь не могут перекредитовываться. Также это невысокие цены на нефть, низкие темпы роста ВВП, падающие доходы населения, которые прежде росли по 10–15% в год. Люди массово залезли в кредиты, им еще отдавать и отдавать долги», — перечисляет Николаев.

При этом неизменной остается структура российской экономики, давно и полностью себя изжившая. Все нынешние нефте- и газопроводы представляются эксперту неким шатким скелетом устаревшей модели. Чтобы их чем-то заполнять, надо постоянно разрабатывать новые, все более труднодоступные месторождения, тратить колоссальные деньги, брать для этого новые кредиты. Но что дальше с этими трубами делать?

Весь мир переходит на альтернативные источники энергии, на экологически чистые возобновляемые ресурсы. Спрос на углеводороды неумолимо снижается, рассуждает собеседник «МК». При этом, по его словам, утверждения властей, что рубль «отвязался от нефти» благодаря бюджетному правилу и цене отсечения в $41,6 за баррель, справедливы не в полной мере. Конечно, сегодня национальная валюта не так сильно реагирует на колебания на топливном рынке, как раньше, но если цена на нефть надолго упадет ниже $40, рубль уже ничто не спасет. И если мы войдем в рецессию, то застрянем там надолго. Не стоит переоценивать такие факторы, как низкий госдолг (около 16 трлн рублей) и крупные золотовалютные резервы РФ ($532,6 млрд).

«Да, хорошо, что эта «соломка» есть. Но, чтобы поддержать национальную финансовую систему, Центробанку вновь придется распродавать валюту в больших количествах. А людей ждут задержки и замораживание зарплат, массовые увольнения, взрывной рост потребительских цен», — предупреждает Игорь Николаев.

Все улетит в тартарары

Судя по всему, последствия ожидаемого кризиса будут во многом сходны с теми, что принес России предыдущий финансовый тайфун.

Кроме удешевления основной экспортной продукции это еще и резкий спад промышленного производства. Это неминуемая девальвация рубля: для сравнения с ноября 2008-го по январь 2009-го его курс ослаб по отношению к доллару на 20%.

Продолжительное падение цены на нефть приведет среди прочего к разбалансировке бюджетной системы и снижению инвестиций. А все то, что правительство представляет как свои неоспоримые достижения — профицитный бюджет, низкая инфляция, мощный неприкосновенный ФНБ, — все улетит в тартараты, уверяет директор Института актуальной экономики Никита Исаев.

«Ничего другого, кроме как обрушить рубль ради наполнения скудеющей госказны, наши монетарные власти не придумают. Будут обваливать, как делали это в декабре 2014 года, когда нефть просела за год со $107 до $57. Или как в декабре 2015-го, когда Brent стоил уже $37.

Бремя преодоления кризиса государство переложит на плечи простых граждан и на малый бизнес. Нас ждет дальнейшее ухудшение качества жизни и усиление налоговой нагрузки», — рассуждает аналитик.

У противников этой точки зрения, отстаивающих официальный взгляд на текущее состояние и перспективы отечественной экономики, есть еще один довод в свою пользу. Он заключается в том, что сегодня из-за санкций и внутренней стратегии импортозамещения Россия не столь тесно интегрирована в международное разделение труда и производственные цепочки, как в 2008 году.

Да, это так, однако об экономической самодостаточности нашей страны говорить не приходится. Россия по-прежнему зависит от внешних поставщиков. Если, скажем, в сельском хозяйстве мы чуть-чуть импортозаместились, то в сфере технологий это остается задачей на десятилетия вперед, напоминает профессор НИУ ВШЭ Алексей Портанский.

По его словам, той же текстильной промышленности остро не хватает новейшего импортного оборудования, закупки которого обходятся в сотни миллионов долларов ежегодно. А глобальная рецессия окончательно развеет миф о России как о «тихой гавани». Кстати, сообщил Портанский, на недавней презентации в Москве ежегодного доклада Конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД), тема мирового кризиса буквально висела в воздухе и звучала в дискуссиях.

Так, значит, кризису точно быть? Вообще предугадывать и обосновывать такого рода вещи — дело в высшей степени неблагодарное. Спровоцировать катаклизм может любой, внешне ничтожный и абсолютно случайный фактор — хоть геополитический, хоть чисто финансовый. Откуда именно прилетит этот «черный лебедь» (термин, введенный в международный обиход американским экономистом Насимом Талебом для обозначения редких и неожиданных событий со значительными последствиями), сейчас не знает никто.

Эксперты предрекают начало кризиса в России в третьем квартале

Росстат предварительно отчитался о состоянии экономики в первом квартале: ВВП вырос за три месяца всего на 0,5%. Эксперты не питали иллюзий, но реальность оказалась хуже официальных прогнозов. Минэкономразвития прогнозировала рост 0,8%, а ЦБ давал прогноз в 1–1,5%.

На полупроцентный рост ВВП можно было бы и не обращать особого внимания. Бывало и хуже. В четвертом квартале 2017 года ВВП прибавлял всего 0,3%.

Тем более, что доли процента – это большая условность. Что ноль-три, что ноль-пять десятых. Понятно и без «Росстата», что российская экономика, как минимум, топчется на месте в последнее время.

Плохо другое. Эксперты теперь заговорили о рецессии, то есть о реальном замедлении экономического роста. Общепринятая схема признания факта рецессии – если экономический рост замедляется 2 или тем более 3 квартала подряд. Это уже официально – техническая рецессия. Дальше наступает кризисная фаза, депрессия.

Замедление экономического роста в России идет не первый квартал. Итог первого квартала 2019 года, обнародованный Росстатом в мае, ниже на 0,7% показателя последнего квартала 2018 года.

То есть российская экономика замедляется уже два квартала подряд.

Хотя, строго говоря, сравнивать этапы роста ВВП корректнее с учетом сезонного фактора. Например, первый квартал этого года с первым кварталом предыдущего, второй со вторым и так далее.

Тем не менее, факт есть факт: два квартала как российская экономика замедляется. Аналогичный результат второго квартала этого года будет означать, что Россия на грани рецессии.

Минэкономразвития в роли гадалки

Насколько возможна рецессия в России? Позиция Минэкономразвития такова: рецессия в этом году невозможна.

Глава Минэкономразвития Максим Орешкин, ознакомившись со статданными по первому кварталу, сообщил, что его ведомство свой прогноз в целом по году менять не собирается.

Рост ВВП, считает Орешкин, продолжится и по итогам года сохранится на уровне 1,3%.

Между тем эксперты с 2008 года уже давно и активно обсуждают сам факт возможного скатывания российской экономики в рецессию. Экономисты Bloomberg предсказали нашей стране рецессию еще в ноябре прошлого года. И называли причины – низкая производительность труда, слабая инвестиционная активность, сокращение трудоспособного населения и, конечно, санкции Запада против России.

Замедлению экономики также способствовало повышение налога на добавленную стоимость (НДС) с 18% до 20% в январе 2019 года. Из-за этого в России снизятся инвестиции в инфраструктуру, здравоохранение и образование. Инфляция подскочит до 6% при таргете ЦБ в 4%.

В результате в первой половине 2019 года ВВП России увеличится всего на 1%, сделали вывод эксперты Bloomberg.

Прогнозы российских экспертов мягче. Но во многом объясняется это тем, что исходные данные без конца пересматриваются Росстатом.

«В течение прошлого года месячные и квартальные индикаторы свидетельствовали о том, что экономический рост в России не превысит 2%. Однако в начале этого года Росстат опубликовал совершенно другую оценку.

Оказывается, ВВП в 2018 году вырос на 2,3%, что, похоже, стало сюрпризом не только для аналитиков, но и для МЭР и ЦБ», — говорит Татьяна Лысенко, экономист S&P Global Ratings.

Эксперты между тем подвергают сомнению статистику Росстата. В частности, данные по росту производства, опубликованные в апреле.

«После сообщения о неожиданно сильном росте промпроизводства на 4,9% год к году за апрель, Росстат понизил эту цифру до 4,6%. Изменение в оценке, сделанное ведомством на следующий день после базовой публикации, поднимает вопрос о точности статданных», — отмечает главный экономист Альфа-банка Наталья Орлова.

При этом торможение российской экономики беспокоит и российских экспертов. К причинам, которые уже перечислили Bloomberg, аналитики BCS Global Markets добавляют слабый внутренний спрос (оптовая торговля, например, просела в первом квартале на 7,4%), сокращение государственных оборонных расходов, а также теплую погоду, которая снизила потребление энергоносителей как внутри страны, так и за границей.

Некоторые эксперты даже готовы учесть, что называется, в пользу бедных, тот факт, что количество рабочих дней в январе ограничено, что не могло не сказаться на экономических итогах.

Причинами рецессии, по мнению экспертов РЭУ имени Плеханова, может стать снижение индекса прироста физического объема ВВП ввиду увеличения налоговой нагрузки на население с января 2019 года и падение курса национальной валюты. Курс рубля во второй половине 2019 года снизится до 68-70 рублей, считают они.

Читайте также:  Почему Трек Номер Не Отслеживается Почта России

Плоские темпы роста

При этом считается также, что российский рынок до конца еще не отыграл внешние факторы. Главный среди них – торговая война между США и Китаем и, как следствие, возможная рецессия на глобальных рынках вместо нынешнего роста в 3-3,5%.

В экспертных кругах популярностью сейчас пользуется термин «плоские темпы роста», что соответствует примерно 1-1,5% мирового ВВП. Страшно даже представить, что будет в России, если ведение 25% пошлин действительно разрушит цепочки добавленной стоимости двух мировых гигантов, США и Китая. Капиталы потекут в доллар. Цены на нефть упадут без всяких заклинаний со стороны ОПЕК+, и российская экономика будет вынуждена снова, как в 2008-2009 годах проедать накопления.

Впрочем, у Минфина иной сценарий. Риск глобальной рецессии очень велик, признавал на заседании финансовой «двадцатки» в Вашингтоне первый вице-премьер, министр финансов РФ Антон Силуанов. Но в будущее министр смотрит с оптимизмом.

«Риски того, что в дальнейшем будет глобальная рецессия, очень велики. Поэтому нам в России нужно, несмотря на все это, противодействовать. Идти на противотоке», — сказал Силуанов.

По его словам, необходимо как можно быстрее начинать национальные проекты, как можно скорее вводить меры по либерализации экономики, отменять мешающие развитию бизнеса нормативные акты.

«Такого рода «ответ Чемберлену» — это сейчас наша повестка», — сказал Силуанов.

По итогам первого полугодия, после того, как Росстат подведет макроэкономические итоги, будет понятно, состоялся ли наш ответ Чемберлену. Но стоимость барреля уже начала падать в апреле. 23 мая она упала на 6%, падение продолжилось и в среду, 29 мая. В итоге цена нефти марки Brent впервые с марта опустилась ниже $67 за баррель.

По данным агентства, стоимость августовских фьючерсов на североморскую нефтяную смесь марки Brent упала на 2,75%, до $66,78 за баррель. Как отмечается, цена на нефть марки WTI снизилась на 2,74%, до $57,52.

Падение цены связывают с торговыми спорами США и Китая. Последствия этого спора для России — замедление экономического роста. До конца третьего квартала 2019 года предполагается, что индекс прироста физического объема ВВП будет показывать незначительную отрицательную динамику с конечным ориентиром 1,39%, считает Никита Моисеев, доцент кафедры математических методов в экономике РЭУ им. Г.В. Плеханова

«Согласно построенным доверительным интервалам, можно сказать, что присутствует умеренный риск рецессии на рассматриваемом горизонте событий (третий квартал этого года)», — прогнозирует Моисеев.

Так что российский «ответ Чемберлену» вполне может и не состояться.

«Мы обречены быть как все»

Экономист Евгений Гонтмахер о том, когда закончится кризис в России

Кризис, поразивший российскую экономику, стал самым тяжелым с начала века. Давно назревшая необходимость структурных преобразований наложилась на обвал цен на сырье, добавили трудностей и международные санкции. Доктор экономических наук Евгений Гонтмахер рассказал «Ленте.ру» о путях выхода из сложившегося положения.

«Лента.ру» Евгений Шлемович, всех беспокоит ситуация в экономике. На ваш взгляд, мы прошли пик кризиса, или черная полоса еще не начиналась?

Евгений Гонтмахер: Нет, мы, конечно, пик кризиса не прошли. Потому что надо мерить не только чистой статистикой. Допустим, в этом году, по оптимистическим прогнозам, может быть даже некий положительный рост. Был такой прогноз у Минэкономики. Хотя сейчас, глядя на цену на нефть, они начинают этот прогноз ухудшать. Ну, допустим, будет плюс один процент, полтора.

Но это не выход из кризиса. Дело не в цифрах, а в двух обстоятельствах. Первое: для того, чтобы выйти на путь устойчивого экономического развития, России нужно не менее пяти процентов темпов роста. Об этом говорили и Дмитрий Анатольевич Медведев, и Владимир Владимирович Путин.

Причем эти пять процентов должны быть достигнуты не за счет того, что нефть опять будет стоить 100 долларов, а за счет структурных реформ. Отсюда второе: России нужен другой тип экономики. Темпы роста около нуля — плюс один, плюс полтора — в ближайшие годы могут быть достигнуты за счет случайных факторов. Например, спустили на воду очередную подводную лодку. Это, конечно, плюс в наш ВВП, но это не тот вклад в экономику, о котором мы говорим. Хотя, может быть, эта лодка и нужна. Главная проблема, решение которой позволило бы нам выйти из кризиса, подняться со дна, — создание современной экономики XXI века. Но пока как-то особо не двигается.

Разговоры о структурной реформе экономики идут лет двадцать. Почему до сих пор наша экономика настолько зависима от цены на нефть? Почему всякий раз мы опускаемся в пучину кризиса, как только падает цена барреля?

Потому что экономика у нас архаичная. Она простая с точки зрения инвестирования. Вложились когда-то в нефть, газ, построили нефтепроводы, газопроводы — эффект быстрый, очевидный. И цены всегда были очень неплохие. Цены росли не только на нефть и газ, но и на другие наши сырьевые ресурсы.

И была некая успокоенность. Реформы — это всегда большие риски. Допустим, ты неправильно проводишь реформы и получаешь недовольство. Вспомним пример из моей сферы — монетизация льгот. Нужная реформа, но как она была исполнена? И денег потратили больше, чем планировали, и результата не добились. Так же и с пенсионной реформой, которую запустили в 2002 году. Сейчас мы видим, что кромсают нашу пенсионную систему каждый год. Главный эффект в чем должен быть? Чтобы получилась более-менее достойная пенсия.

А вместо этого — ощущение, что пенсии вообще не будет.

Да. У большинства ощущение, что никаких пенсий не будет. В условиях комфортных цен на нефть и газ вполне естественно людям, которые принимают решения, воздерживаться от каких-либо реформ. С надеждой на то, что так будет всегда — и сто лет, и двести, — при их жизни, во всяком случае.

Сейчас мы попали в сложную ситуацию. Цены на нефть упали. И все специалисты говорят, что вряд ли они будут расти до прежних высот. Ну, 50 долларов будет за баррель, 60. А денег особых уже через два-три года не будет ни в резервах бюджета, ни в самом бюджете, но реформы проводить теперь уже точно надо.

Греф очень неплохо в свое время сказал: «Реформы начнутся тогда, когда кончится нефть». Мы подошли к осознанию того, что низкие цены на нефть — на очень длинный период. А при этих ценах поддерживать все наши расходы, которые были заложены в бюджет, уже невозможно.

Многие реформы предполагают наличие денег. Что мешало правительству заняться реформой инфраструктуры в тучные годы, когда было на что строить?

Должен сказать, что вообще-то в инфраструктуру в последние лет 15 вкладывалось довольно большое количество денег. Если мы сравним ситуацию 2000 года и нынешнюю, то разница есть. И с точки зрения авиационного транспорта, и железнодорожного, строительства мостов, даже дорог…

То есть популярное критическое высказывание о том, что правительство ничего не делало 15 лет, в корне неверно?

Правительство много чего делало. И в инфраструктурном плане сдвиги есть — по крайней мере, до 2010 года были. Потом начался откат в другую сторону. В социальном плане тоже был достигнут прогресс: по сравнению с 2000 годом пенсии и зарплаты людей существенно увеличились. И вообще жизнь людей улучшилась — это факт, который трудно оспаривать. Проблема сейчас даже не в том, есть деньги или нет денег. Проблема — в эффективности их использования. Как показывает сопоставление с международными аналогами — в строительстве дорог, мостов, создании системы связи, — у нас тратится в разы больше на условную единицу, на километр, например.

С чем это связано?

Со многими причинами. Это и менеджмент, в котором мы отстали. Деньги к нам стали валиться, как принесенные ветром, что называется, а подстроить под это уровень государственного и корпоративного управления далеко не всегда удавалось.

Зато подстроили уровень потребления: яхты, особняки.

Да, деньги стали уходить на сверхпотребление того же менеджмента. Взять хотя бы пресловутые «золотые парашюты». И коррупция, конечно, ну о чем говорить! Воровство. Оно в инфраструктурной сфере запредельное. Надо помнить, что многие страны мира при строительстве инфраструктуры как раз проходили момент, когда у них появлялась мафия. Например, Италия. Это была классическая форма получения денег — строительство дорог. Мы, конечно, до мафии не доросли. Но деньги, которые легко приходят, так же легко тратятся, в том числе на собственные личные нужды, — к сожалению, это происходит до сих пор.

А сейчас ситуация такая, что на инфраструктуру денег особенных не направишь. Они ушли. За счет сверхвысоких цен на нефть и газ за последние лет 12-13 мы получили несколько триллионов долларов. Несколько триллионов долларов пришли в Россию! Часть из них была потрачена на строительство. В частности, на Олимпиаду. Все-таки многое было сделано в Сочи. Но часть, конечно, ушла не туда, куда нужно.

Пропорция какая? Сколько потрачено на дело, а сколько украдено?

Сложно сказать. Вы сами понимаете — какая тут может быть статистика? Я лично оцениваю так, что половина ушла на дело, а половина — не на дело. 50 на 50.

Это же огромные суммы!

Безусловно. При должном уровне менеджмента, при другом качестве управления, при действенных мерах по борьбе с коррупцией (а самая действенная мера — это уменьшение роли государства: чем меньше проходит денег через конкретных чиновников, тем меньше соблазнов) — при соблюдении этих условий можно было намного большего достичь. И встретить падение цены на нефть, которое от нас конечно, не зависит, в более подготовленном состоянии.

Вас устраивает качество управления, качество прогнозирования? Например, бюджет был сверстан из расчета стоимости барреля 50 долларов и курса доллара 63 рубля. Но корректно ли в принципе строить прогнозы и жизнь огромной экономики на факторах, на которые мы не влияем?

Это оборотная сторона того, о чем мы уже говорили: когда мы связаны с ценой на нефть уже совершенно намертво. Когда мы смотрим график: вот цена на нефть снижается — и курс рубля, соответственно, тоже снижается, вот курс доллара повышается…

Фактически это колониальная система?

Да, колониальная система. Я бывал в Венесуэле неоднократно, я наблюдал это там. Когда люди, просыпаясь утром, первое, что смотрят в новостях, — цену на нефть. Когда я туда попал впервые, у нас еще не было такой ситуации, как сейчас, и я был удивлен, честно говоря, и думал: не дай бог, чтобы у нас такое было. Но мы сейчас имеем почти то же самое.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector