Когда Нефть Начнет Дорожать - Puzlfinance.ru
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (пока оценок нет)
Загрузка...

Когда Нефть Начнет Дорожать

Когда Нефть Начнет Дорожать

Как изменятся цены на нефть в 2020 году

Средние цены на нефть в следующем году не превысят $65 за баррель, такую оценку дали РБК российские нефтяники и эксперты. По словам главы «Газпром нефти» Александра Дюкова, диапазон цен составит $55–65 за баррель Brent, по оценке Bank of America Merrill Lynch — $60, но в первом полугодии на пике спроса стоимость может вырасти до $70 за баррель. Fitch прогнозирует $62,5 за баррель, EY — $50–60 за баррель.

Таким образом, цены на нефть сохранятся на уровне 2019 года, когда Brent в среднем стоила $63,7 за баррель.

На торгах в пятницу, 3 января, цена нефти марки Brent подскочила более чем на 3% — до отметки $68,25 за баррель. Нефть выросла в связи с новостями о гибели иранского генерала Касема Сулеймани из-за авиационного удара США в Ираке.

В 2020 году рынок нефти выглядит сбалансированным: с одной стороны, страны ОПЕК+ решили сократить добычу намного больше, чем ожидал рынок, с другой стороны, на фоне решения США и Китая прекратить торговую войну, прирост спроса может составить не 1 млн барр. в сутки, а 1,2–1,4 млн барр., говорит аналитик Bank of America Merrill Lynch Карен Костанян. Рост цен будет ограничивать увеличение добычи в США, Бразилии и Норвегии, говорит старший директор отдела корпораций Fitch Дмитрий Маринченко.

Эксперты назвали несколько рисков, которые могут привести к падению нефтяных цен:

  • Ключевым событием года будет практическая реализация заявленной отмены торговой войны между Китаем и США, говорит директор Московского нефтегазового центра EY Денис Борисов. Отношения двух крупнейших экономик прямо влияют на спрос на энергоресурсы, и продолжение торговой войны приведет к падению цен.
  • Другой риск — победа демократов на президентских выборах в США: практически все кандидаты заявляют, что восстановят ядерное соглашение с Ираном, а это означает свободу от санкций для иранской нефти и возможность для страны увеличить экспорт на 1,5 млн барр. в сутки, говорит Карен Костанян. В этом случае цены будут зависеть от решений стран — участниц ОПЕК+: смогут ли они оперативно договориться о новом сокращении добычи. Правда, выборы президента только в ноябре, инаугурация в декабре, а значит, этот риск скорее относится к 2021 году, оговаривается Костанян.
  • Еще один риск — решение инвесторов зафиксировать прибыль на перегретом американском фондовом рынке и переложиться из рисковых активов (нефтяные фьючерсы, валюта развивающихся стран и т.д.) в защитные, говорит Борисов. Американский рынок «перекуплен», активы подорожали, значит, в следующем году может наступить коррекция, объясняет он.
  • Наконец, цены на нефть может обрушить решение стран — участниц ОПЕК+ не продлевать сделку. Но это крайне маловероятный сценарий: в итоге на рынок вернется 2,2 млн барр. нефти, и цены могут упасть, так что сделку почти наверняка продлят, заключает Костанян.

Что это значит для экономики и граждан

Во-первых, в случае сохранения цен на нефть на прежнем уровне велика вероятность стабилизации и курса рубля. В конце 2017 года правительство формально «отвязало» рубль от цены на нефть: размер нефтяных доходов бюджета ограничили ценой в $40 за баррель, которую решено было индексировать, а на остальные деньги покупать валюту для Фонда национального благосостояния.

Тем не менее, например, в 2019 году рубль по-прежнему следовал за нефтяными котировками: баррель Brent подорожал на 4,13%, а российская валюта укрепилась к доллару на 4,14%, подсчитывали аналитики Refinitiv.

Главный вопрос: поможет ли бюджетное правило сохранить стабильный курс рубля в случае падения цен на нефть ниже $50 в течение длительного времени, говорит Денис Борисов. Летом, когда нефть подешевела на 5%, аналитики Сбербанка назвали падение котировок ниже $50 за баррель главным риском для рубля. По словам Борисова, важна скорость падения нефти: на валютном рынке много нерезидентов, и, если они начнут быстро распродавать активы, рубль может и не удержаться.

Сохранение доходов нефтяных компаний. Нефтяники защищены от падения нефтяных котировок налоговой системой, благодаря которой больше 50% их выручки идет в бюджет. За нефтяников волноваться не надо, сказал РБК глава «Роснефти» Игорь Сечин. «Мы работаем с рисками каждый день. и мировая цена на нефть на нас не влияет, на нас влияет внутреннее регулирование», — объяснил глава самой большой нефтяной компании страны. Текущая конъюнктура для компаний крайне благоприятная: свободный денежный поток нефтяного сектора в долларах в 2019 году выше, чем десять лет назад, хотя цены ниже примерно на $10 за баррель, соглашается аналитик IHS Markit Максим Нечаев.

Стабилизация цен на топливо. После взлета цен на бензин в 2018 году правительство придумало механизм, как избежать этого в будущем. Цены на топливо взлетели из-за роста цен на нефть и слабого рубля, так что государство решило делиться с нефтяниками доходами от дорогой нефти, перечисляя их в виде субсидии для сдерживания цен на бензин. В 2019 году придуманный механизм (демпфирующий акциз) работал со сбоями, так что летом правительство решило его переделать. Министр энергетики Александр Новак заверил РБК, что демпфер работает безотказно уже сейчас и в следующем году цены на топливо не вырастут выше инфляции, несмотря ни на какие изменения нефтяных котировок. Но сохранение цен на нефть на уровне 2019 года — дополнительная гарантия для российского топливного рынка.

Прогноз цен на нефть: подорожает до $100

Сырьевые цены значительно вырастут из-за дефицита «черного золота» и политики ОПЕК+

24.09.2018 в 18:10, просмотров: 4977

Вопреки прогнозам экспертов, которые были уверены, что 23 сентября на очередном саммите ОПЕК+ примет решение об увеличении добычи нефти, его участники выступили против расширения производства. Сырьевые державы не пошли на поводу у президента США Дональда Трампа, в ультимативной форме призвавшего сдержать рост котировок за счет повышения добычи. В результате баррель преодолел барьер в $80 и взял курс на дальнейшее подорожание. Смягчение политики ОПЕК+ и увеличение добычи может последовать на следующей встрече организации, которая пройдет в ноябре–декабре. Если коалиция продолжит настаивать на ограничении производства, есть вероятность, что на фоне падения добычи в Иране и Венесуэле к концу года стоимость «черного золота» зашкалит за $100 за баррель.

Накануне встречи ОПЕК+ в Алжире эксперты практически в один голос прогнозировали, что ее участники примут решение об увеличении добычи «черного золота». В пользу этого говорило несколько факторов. Дело в том, что ряд государств в последние месяцы столкнулись с резким падением добычи сырья. Например, в Иране в связи с будущим ограничением экспорта «черного золота» из-за новых американских санкций, которые вступят в силу в 4 ноября, производство нефти сократилось с 4 млн до 3,6 млн баррелей в день. В целом, как заявил президент швейцарского нефтетрейдера Mercuria Energy Trading Дэниел Джегги, к концу IV квартала из-за санкций Вашингтона против Тегерана с рынка будет изъято 2 млн баррелей в сутки.

Схожие события происходят в Венесуэле, где внутренние политические перипетии отрицательно сказались на нефтяной промышленности. Недостаток инвестиций в добывающую отрасль в Мексике, Ливии, Нигерии и Анголе привел к тому, что с мая по сентябрь производство в этих странах снизилось на 680 тыс. баррелей в сутки.

Понимая, что подобные тенденции могут привести к серьезному дефициту «черного золота» на мировом рынке, страны ОПЕК+ в конце июня договорились увеличить суточную добычу на 1 млн баррелей. Более того, многие участники этого соглашения, в частности Россия и Саудовская Аравия, стали наращивать производство, не дожидаясь официального решения.

Кроме того, за считаные дни до саммита в Алжире с призывом (а фактически с ультиматумом) снизить цены на нефть за счет увеличения производства к участникам ОПЕК+ обратился Дональд Трамп. Он заявил, что только в этом случае США гарантируют защиту государствам Ближнего Востока. Все перечисленные причины вселяли уверенность, что 23 сентября коалиция увеличит производство еще на 1 млн баррелей в день.

Но этого не произошло. Как заявил министр нефти Ирана Бижан Намдар Зангане, ОПЕК+ пришла к выводу, что сейчас нет необходимости наращивать добычу. «Несмотря на то что ряд стран ОПЕК являются проводниками политики США, решение картеля демонстрирует, что организация является независимой», — отметил министр.

В связи с этим, как полагают эксперты, стоит готовиться к дальнейшему роста котировок. По словам Джегги, рынок не сможет адекватно ответить на исчезновение с рынка 2 млн баррелей нефти в день.

Не спасет положение рост добычи в Соединенных Штатах, которые, как полагают прогнозисты ОПЕК, к концу года обгонят по этому показателю одного из нынешних лидеров — Россию. В связи с этим на следующем заседании ОПЕК, скорее всего, все-таки будет принято решение об увеличении мощностей организации. Кстати, на будущем саммите Россия может присутствовать не просто в качестве гостя, а в качестве наблюдателя. До этого времени, как полагает ведущий аналитик FxPro Александр Купцикевич, нефтяной картель и независимые производители оценят, как рост добычи повлияет на биржевые цены, а также взвесит последствия снижения спроса из-за замедления темпов роста мировой экономики.

«На ожиданиях вступления с 4 ноября в силу санкций против Ирана велика вероятность перехода нефтяных котировок в диапазон $80–100 за баррель. Участники ОПЕК+, нарастив добычу с начала года, сумели возместить сокращение на рынке венесуэльской нефти, но они вряд ли сумеют быстро возместить 1,5–2 млн «бочек» иранского сырья», — полагает Алексей Калачев, аналитик ГК «Финам».

Читайте также:  Как правильно оформить ипотеку

С этим мнением согласны и зарубежные специалисты. Американский банк J.P. Morgan прогнозирует, что в ближайшие месяцы баррель может вырасти до $90. Руководитель сингапурского трейдера Trafigura Group Бен Локок уверен, что это произойдет к Рождеству, а к Новому году стоимость «бочки» вырастет до $100. Таким образом, есть вероятность, что 2019 год для мирового сырьевого рынка откроет очередную эру дорогой нефти.

Заголовок в газете: Время дорогой нефти
Опубликован в газете «Московский комсомолец» №27792 от 25 сентября 2018 Тэги: Нефть, Дороги, Санкции, Инвестиции , Экономика Персоны: Дональд Трамп Организации: ОПЕК Места: США, Россия, Вашингтон, Мексика, Иран, Ближний Восток, Венесуэла, Саудовская Аравия, Ливия

Кремль снова наступает на нефтяные «грабли»

Играя заодно с ОПЕК+ на повышение цен на топливо, Россия приближает рецессию у себя дома

Страны ОПЕК+, в том числе Россия, ужесточат соглашение по добычи нефти. 5 декабря об этом договорились участники конференции ОПЕК в Вене. С 1 января 2020 года добычу предлагается дополнительно снизить на 500 тыс. баррелей в сутки (б/с). Таким образом, общий объем сокращения от уровня октября 2018 года вырастет до ежесуточных 1,7 млн баррелей.

Решение об ужесточении сделки было принято на основании рекомендации министерского мониторингового комитета ОПЕК+. По итогам заседания комитета глава Минэнерго Александр Новак заявил, что уровень сокращения будет увеличен в связи с тем, что в зимний сезон «спрос значительно ниже с учетом прогноза развития на рынке».

Теперь главный вопрос: как эта дополнительная нагрузка будет распределена между всеми участниками соглашения? От этого зависит судьба итогового решения стран ОПЕК+.

Если бы распределение квот было пропорциональным, на страны ОПЕК пришлось бы дополнительное снижение в объеме 340 тысяч б/с. А на страны «неОПЕК» — около 160 тысяч б/с. То есть обязательство каждой страны увеличилось бы на 42%. В частности, квота России увеличилась бы с 228 тысяч б/с до 320 тысяч б/с.

Правда, лазейку для РФ открывает согласие других стран ОПЕК+ исключить из расчета квот добычу газового конденсата — об этом сообщил Александр Новак. А добыча конденсата в РФ немалая, около 35 млн. тонн в год — это побочный продукт при добыче газа.

Тем не менее, по оценкам аналитиков, нефтяным компаниям РФ сокращение добычи грозит убытками. Тем более — до заседания в Вене российская «нефтянка» ожидала постепенного выхода из ОПЕК+ в связи со вводом в эксплуатацию новых месторождений.

Напомним: наиболее активным противником сделки ОПЕК+ была и остается «Роснефть». В частности, она требует у кабмина РФ за присоединение к соглашению о сокращении добычи компенсаций в виде льгот для части Приобского месторождения.

Но в целом проблема намного глубже: возможно ли в принципе сделкой ОПЕК+ удержать нефтяные цены от грядущего падения? Ряд аналитиков отвечает на этот вопрос отрицательно.

Одни отмечают, что во втором квартале 2020 года на рынке нефти ожидается значительный избыток — около 1 млн. б/с. С учетом, что Китай и США так и не достигли договоренностей по торговым ограничениям, такая ситуация может привести к падению нефтяных цен.

Другие указывают, что нагнетание геополитических рисков, даже сообщения о взрыве НПЗ в Саудовской Аравии, не вызвали скачка цен на «черное золото». Это значит — игроки хорошо понимают, что состояние мировой экономики — плачевное.

Да, сейчас Россия пользуется выигрышем оттого, что Америка вытолкала с рынка нефти Венесуэлу и Иран. Плюс -ввела ограничения на поставки из Ливии и Ирака. Москва пожинает еще и плоды ограничительной политики ОПЕК+, и чувствует себя «на коне».

Но наше благоденствие может быстро закончиться. Надо понимать: у Америки нет никакого желания прекращать торговую войну с Китаем. Симптоматично, что на фоне торговой войны с Поднебесной стоимость обслуживания американского госдолга значительно понизилась. А для Вашингтона — это огромная статья дефицита бюджета.

Это значит, дело может дойти до того, что в глобальной экономике начнется всеобщий обвал. Цены на нефть при таком раскладе неизбежно покатятся вниз. Тогда соглашение ОПЕК+ окажется бессильным. А экономика России подставится под жесткий удар.

— Члены ОПЕК+, скорее всего, согласятся на дополнительное сокращение добычи на 500 тыс. баррелей в сутки, — считает ведущий эксперт Центра политических технологий Никита Масленников. — Практика показывает, что рекомендации министерского мониторингового комитета утверждаются без каких-либо значительных изменений. Да, возникает масса вопросов по распределению сокращения между странами. Плюс масса вопросов о дисциплине исполнения соглашения. Но члены альянса понимают: без сокращения обойтись нельзя.

У многих стран ОПЕК при снижении цен на нефть бюджеты просто перестают балансироваться. С другой стороны, имеется общее мнение: сегодня коридор цен, который устраивает и потребителей, и производителей — $ 62−64 за баррель. Его и надо держаться.

Есть и третий момент. Изначально соглашение ОПЕК+ предусматривало сокращение добычи на 1,8 млн. баррелей в сутки. Однако реальное сокращение сейчас составляет всего 1,2 млн. баррелей. В итоге, на рынке нефти все равно профицит предложения, что давит цены вниз.

«СП»: — Новое сокращение добычи способно развернуть ситуацию?

— Неясности и риски все равно значительные. Неясно, прежде всего, что будет с добычей в США сланцевой нефти.

Сейчас «сланцы» вроде бы притормаживают. Причем, прогнозы очень разные — вилка сокращения от 400 тысяч б/с до 1,2 млн. б/с. Но надо понимать: для американской отрасли это обычное дело. Сокращение добычи в США связано с долговыми проблемами сланцевых компаний, и эти проблемы неизменно решаются. И тогда, наоборот, наблюдается резкий рост добычи.

Это первый и главный риск для соглашения ОПЕК+. Недаром глава «Роснефти» Игорь Сечин считает — я с ним согласен — что рынок нефти балансирует не ОПЕК+, а именно сланцевая добыча в США.

Второй риск — совершенно непонятно, как будет происходить замедление мировой экономики. Это связано не только с торговыми противоречиями между Китаем и США.

Мировой долг на сегодня достиг 188 трлн. долларов, что вдвое превышает мировой ВВП. Причем в некоторых странах задолженность еще выше — скажем, долг Китая составляет более 300% ВВП страны. Это очень серьезный риск для второй экономики мира. Только в 2020 году китайским корпорациям предстоит внести выплаты по кредитам на сумму более 200 млрд. долларов.

Совершенно непонятно, как будут обстоять дела в еврозоне в связи с «Брекзитом». Здесь последствия «развода» и для Британской экономики, и для европейской могут спровоцировать кризис.

Триггером может стать крах любой крупной мировой компании, любого крупного банка. Либо дефолт суверенной, пусть даже средней по размерам экономики — вроде очередной Аргентины.

Словом, сценарии могут быть самые разные. Сюрпризы, например, может преподнести процедура импичмента Дональда Трампа, которую сейчас запускают демократы.

Все это ощутимо добавляет напряженности. Показательно, что рынки вместо традиционного рождественского ралли находятся в состоянии принудительной коррекции вниз.

«СП»: — То есть, спрос на нефть будет падать?

— Это вполне вероятно. Причем, чем больше вы задираете цену на нефть в условиях тормозящей экономики, тем сильнее провоцируете еще больший спад.

На деле, ОПЕК и Россия могут наступить на эти грабли — и получить по лбу. Получится, что боролись они за высокие цены на нефть, а получили мировую рецессию.

Замечу, для нас в соглашении есть некоторый плюс — мы добились выведения из формулы сокращения газового конденсата. Для квоты России — это примерно «плюс» 80 тысяч баррелей нефти в сутки. Это неплохо, поскольку чрезмерное сокращение добычи — также не в интересах России. Резкий спад добычи неизбежно приведет к торможению ВВП, а рост у нас и сегодня и так очень скромный.

Думаю, мы без особого риска сможем поддерживать соглашение ОПЕК+ в течение первого квартала 2020 года. А вот дальше нужно будет внимательно смотреть, как складывается ситуация.

— В октябре на экономическом форуме в Вероне глава «Роснефти» Игорь Сечин заявил, что мир стоит на пороге глобальной валютной войны, которая может загнать экономику в рецессию, — напоминает президент Союза предпринимателей и арендаторов России Андрей Бунич. — В том же русле, я считаю, идет давление США в нефтегазовом секторе. Процесс развивается по нарастающий. И сегодня ясно, что это серьезная угроза. По сути, США улучшают конкурентоспособность за счет эмиссии, и вытесняют с рынков неугодных. Например — Россию.

Заметьте, даже масштабные вливания со стороны мировых центробанков не вызывают роста на рынках, как это было 5−10 лет назад. Политика количественного смягчения больше не повышает стоимость активов, а лишь удерживает их от падения. Ровно та же картина наблюдается на рынке нефти.

В этой ситуации ОПЕК+ может, конечно, дополнительно сократить добычу. Но по большому счету, погоды это не сделает. И Америку не остановит.

Когда подорожает нефть?

Короткий ответ — никогда. Точнее, примерно через 30 лет, но уже с совсем другими объемами потребления. В любом случае, можно считать, что для нас с вами эра нефти закончилась.

Лучший способ узнать, что нас ждёт в будущем — обратиться к прошлому. Человечество уже успело последовательно пережить несколько энергетических эпох, которые, за исключением самой первой, начинались и развивались очень похожим образом.

Читайте также:  Кому можно давать паспорт в руки

История

Первым источником энергии для нас были дрова, и их эпоха длилась дольше всего — десятки тысяч лет. Костёр развести, печку затопить, ведьму сжечь — всё делалось на дровах и это всех устраивало.

Затем пришло время индустриализации, топливо потребовалось в таких масштабах, что никаких лесов бы не хватило, и в 1850 году наступила эра каменного угля. С углём всё неплохо и сейчас, его производят более 7800 млн. тонн ежегодно. Правда, половина из этого количества добывается и потребляется исключительно в Китае. Все остальные от него постепенно отказываются из-за вреда, который он наносит экологии.

А ещё уголь очень сложно использовать как топливо для самолётов и танков, поэтому с 1900 года начала набирать популярность нефть и чуть позже — сопутствующий ей природный газ, который ввиду дешевизны и нетоксичности оказался прекрасным бытовым источником тепла.

Примерно в это же время выросла потребность в электричестве и началось строительство гидроэлектростанций. Впрочем, гидроэнергетика довольно быстро уперлась головой в потолок: для ГЭС нужна мощная река с хорошим перепадом высот и возможностью построить плотину — таких мест на земле в принципе не очень много. Кроме того, экосистема рек ниже ГЭС страдает от изменившегося режима водосброса, а огромные территории выше ГЭС оказываются затопленными, что может себе позволить далеко не каждая страна.

Поэтому с 1950 года в мире началось строительство атомных электростанций. Помимо прорвы электроэнергии (суммарно — до 375 гигаватт) они давали приятный бонус в виде оружейного плутония, что было очень кстати во время холодной войны. К сожалению, очень быстро выяснилось, что одна авария на АЭС может изгадить на следующую тысячу лет территорию, равную небольшой европейской стране. Авария на ЧАЭС в 1986 году резко снизила популярность атомной энергетики, а после Фукусимы АЭС и вовсе начали массово закрывать — с 2010 года суммарная мощность атомных электростанций устойчиво падает.

Сейчас мы входим в эпоху возобновляемых источников энергии — преимущественно солнечных батарей и ветряков, а на горизонте уже маячит термоядерная энергетика — в 2013 году было начато строительство первого экспериментального термоядерного реактора ITER. Закончиться оно должно в 2019, после чего стартует программа экспериментальных пусков. Кроме этого, идут и другие эксперименты над созданием принципиально новых источников энергии, в том числе на базе низкоэнергетических ядерных реакций (LENR).

Тенденции

С любым источником энергии, когда он появляется на рынке, происходит одна и та же история, состоящая из четырёх фаз.

Первая фаза — взрывной рост, когда объёмы производства и потребления растут ускоряющимися темпами со скоростью 5-10% в год. Обычно рост производства начинается, когда падает какой-нибудь технологический барьер и все понимают: вот оно, золотое дно! Нужно ловить момент!

Вторая фаза — перепроизводство, когда неожиданно оказывается, что рынок уже перенасыщен, а производство ещё какое-то время растёт по инерции — в строй вводятся мощности, заложенные ранее. В результате цены резко падают, за ними проседает производство и разоряются самые слабые из производителей.

Третья фаза — выравнивание спроса и предложения, а затем медленный поступательный рост со скоростью до 1% в год или менее. На этом этапе идёт борьба за снижение издержек, цены идут вниз под давлением всё новых и новых источников энергии.

Четвёртая фаза — стагнация, когда требования экономики или экологии вытесняют источник энергии в отдельные узкие ниши.

Перспективы

Атомная энергетика с 2010 года находится в стагнации, уголь оказался бы там же ещё в 1960, если бы не Китай, но и ему осталось совсем недолго.

Гидроэнергетика медленно растет за счёт развивающихся стран — в развитых давно использованы все имевшиеся возможности для строительства ГЭС.

Нефть и газ прошли переломную точку в 1975 году и сейчас прибавляют по 0,7% в год, постепенно уступая свою долю в энергетическом балансе другим источникам энергии.

Суммарное потребление энергии в мире сейчас растёт примерно на 2,4% в год. Почти половину этой цифры даёт рост потребления энергии на каждого человека, оставшиеся 1,16% — прирост населения.

В будущем рост потребления энергии будет замедляться: во-первых рост населения тормозится со скоростью 0,01% в год, а во-вторых в развитых странах из-за энергосбережения потребление энергии уже почти десять лет не растёт, а падает.

С современными технологиями развивающимся странам нужно будет поднять потребление энергии не так уж и сильно. Например, Китаю с сегодняшних 2140 кг. условного топлива на человека до европейской нормы в 3400 кг. с текущим темпом прироста в 8% идти всего 5-7 лет.

Это означает, что осталось максимум 10 лет роста спроса на топливо вообще, а потом ударит всё разом: энергосбережение, насытившийся Китай и снижение темпов роста населения.

При этом позиции нефти в качестве энергоносителя и так шаткие, ведь у рынка есть новый фаворит — альтернативная энергетика. Производство электроэнергии с помощью возобновляемых источников последние 10 лет растёт с темпом 15% в год, последние 5 лет с темпом в 17% в год. Это не просто много, это, фактически, взрыв!

Условия для этого взрыва создали постоянно дешевеющие солнечные батареи и ветрогенераторы. С 1977 по 2014 годы цена батареи на один ватт вырабатываемой энергии упала с $76,67 до $0,36 (в 213 раз) и продолжает падать.

По данным за 2012 год, доля альтернативной энергетики составляла 4,7% в общем объёме, к 2020 это будет минимум 11,6%, а к 2025 — более 20%.

В Германии был недавно поставлен рекорд: солнечные батареи дали более 50% суточного объема энергии. Это было, правда, в выходной день, но тенденция понятна.

Если доля альтернативной энергетики будет расти, то кто-то должен падать, теряя либо объемы, либо цену. С учётом того, что стоимость киловатта, полученного с помощью новых ветрогенераторов, будет ниже, чем полученного с помощью природного газа, есть о чём задуматься.

Бензин

Нефть — это не столько топливный мазут, сколько бензин, авиакеросин и дизельное топливо, в которые перерабатывается основная часть нефти — под 80%.

Согласно самым пессимистичным прогнозам, доля электромобилей в продажах новых автомобилей в 2020 году достигнет 8% и будет увеличиваться.

В Норвегии ещё в сентябре 2013 года электромобиль Tesla S занял первую строчку в проданных за месяц автомобилях с рыночной долей 5,1%. Автопарк РФ включает 27% автомобилей в возрасте до 5 лет, в ЕС и США — ещё больше.

Прирост продаж электромобилей в разных странах даже неудобно называть, потому что на фоне общей стагнации автомобильного рынка цифры получаются неприлично, неправдоподобно большими: 400-800% в год.

Это значит, что через 5 лет минимум 3-10% всех автомобилей будут ездить на электричестве, снижая общее потребление бензина на 1-5%. Добавим к этому гибридные двигатели, постоянное повышение экономичности ДВС и попытки правительств законодательно ограничить расход бензина в новых автомобилях (в США Обама пытался сделать это ещё в 2009 году).

Уже одно это может полностью нивелировать текущий рост спроса на нефть (0,7% в год) и привести рынок нефти к стагнации.

Заметьте, что Tesla S это, фактически, дорогой суперкар. Сейчас Tesla планирует выпустить на рынок новую модель электромобиля Tesla E, совокупная стоимость владения которым будет конкурировать с вполне себе бюджетной Toyota Camry. Как на это отреагирует рынок — представьте себе сами.

Суперциклы

С объемами потребления нефти всё понятно, остаётся вопрос — что будет с ценами? Они то идут вверх, то падают вниз и живут какой-то своей жизнью, совершенно не зависящей от объемов потребления.

По этому поводу я нашёл интересную работу, написанную в 2012 году в Colorado School of Mines.

Согласно приведенным там данным, колебания цен на нефть и уголь циклически повторяются раз в 30 лет.

Есть общий тренд на медленное снижение реальных цен (с учётом инфляции) на нефть и уголь, и есть периодические отклонения от него в пределах от -80% до +120%.

Средняя цена по тренду сейчас чуть ниже $40 в ценах 2005 года, то есть примерно $48 в ценах 2015 года. Соответственно, максимальная цена (без учёта мелких колебаний) может доходить до $105, а минимальная — кратковременно падать до $10.

Самое интересное в этой истории то, что последняя самая высокая точка цикла приходится на 2014-2016 годы. Если это так и мы только что её прошли, то нас ждёт пятнадцать лет низких цен на нефть, в течение которых мы можем увидеть и $30, и $20, и даже $10 за баррель.

А если учесть, что нефтяная эра подходит к своему закату, то не факт, что повышение цен вообще когда-нибудь наступит. Либо, как вариант, цены всё-таки вырастут, но объёмы потребления нефти в мире к этому моменту будут в разы меньше, чем сейчас.

Производители

Что же в этой ситуации делают те, кто кровно заинтересован в высоких ценах на нефть — производители и экспортёры?

США открывает экспорт нефти, запрещённый на протяжении десятилетий. ОПЕК не стесняясь говорит о том, что готова к $30 за баррель. Иран готовится к снятию санкций, набивая нефтью все имеющиеся хранилища и танкеры. Все остальные предлагают друг другу снизить объемы добычи в то время, пока сами их наращивают.

Иран с его 4% от мировой добычи может стать тем самым спусковым механизмом, который даст старт глубокому и затяжному падению цен. Иран собирается увеличить добычу на 1 млн. баррелей в сутки, то есть более чем на 1% от мировой добычи. Это кажется небольшой цифрой, если не вспоминать, что рынок нефти растёт всего на 0,7% в год.

Читайте также:  Что такое коллекторское агентство

Складывается такое ощущение, что все (кроме особо упоротых) прекрасно понимают, что нефтяная лавочка закрывается и нужно в буквальном смысле успеть выкачать из неё максимум.

Могут ли они себе позволить снижение цен? Безусловно. Себестоимость нефти в Саудовской Аравии и вообще на Ближнем Востоке колеблется в пределах от $2 до $30 за баррель, при этом их совокупные запасы нефти превышают наши примерно в 9 раз. Венесуэла добывает с себестоимостью от $20 до $30, и её запасы больше наших всего в три раза. Себестоимость обычной нефти лежит в пределах от $15 до $45, а добываемой на шельфе — от $35 до $65. Выше $50 лежит себестоимость нефти, добываемой из сланцев и на арктическом шельфе.

На начало 2014 года Morgan Stanley и Rystad приводили следующие оценки средних рентабельных цен барреля нефти в зависимости от типа месторождения с учётом всех затрат: Средний восток — $24, шельфовые — $41, тяжелые нефти — $47, российская нефть — $50, другие наземные — $51, глубоководные — $52, сверхглубоководные — $56, нефть низкопроницаемых коллекторов сланцевых пластов в Северной Америке — $65, нефтяные пески — $70, арктический шельф — $75. (С учётом этого нашу активную борьбу за арктический шельф в мире воспринимают с лёгким недоумением.)

Запас для снижения цен есть почти у всех, правда у нас осталось не так уж много месторождений, работающих на материке с хорошей себестоимостью. Вероятнее всего, для нас падение цен будет сопровождаться ещё и снижением объемов экспорта в разы.

Как вариант — государство может сделать очередной хитрый налоговый маневр и поддержать нефтедобытчиков за счёт остальных налогоплательщиков снижением пошлин и субсидиями. Им от этого станет легче, нам — наоборот. В любом случае, экономика понесёт колоссальные потери.

Может ли что-то помешать росту объемов добычи нефти? Может. Большая и затяжная война в районах добычи нефти. Вот только Ирак уже своё отвоевал, Иран после санкций воевать не особенно хочет, Саудовская Аравия никогда и не собиралась, крошечная Венесуэла не может при всём желании, Норвегии — не с кем, в Нигерии и так не особенно спокойно.

Одна надежда на ИГИЛ, но они прекрасно понимают, что шариатом сыт не будешь и добыче нефти не только не мешают, а наоборот — сбрасывают её по демпинговым ценам.

Итого

Цены на нефть будут стабильно низкими (в районе $40 за баррель и ниже) ещё около 15 лет, а объёмы её потребления скоро начнут падать.

Это падение вызвано завершением жизненного цикла нефти, как энергоносителя, давлением быстрорастущей альтернативной энергетики, энергосбережением, замедлением роста населения, растущей популярностью электромобилей и входом в очередной долгосрочный цикл снижения цен.

Крупнейшие экспортёры нефти к этому готовы и пытаются выжать из рынка максимум, пока это ещё возможно. Низкая себестоимость позволит им зарабатывать на нефти даже в условиях падения котировок до $30 за баррель.

Для нас из-за более высокой себестоимости рынок нефти почти полностью закрывается. Это означает смертный приговор для экономики, которая почти полностью ориентирована на экспорт энергоносителей.

Изменить тренд на снижение цен может только чудо, а точнее — геополитическая катастрофа.

P.S. Мне очень нравится слова министра нефтяной промышленности Саудовской Аравии Заки Ямани, который еще в 70-е годы сказал: «Каменный век закончился не потому, что в мире кончились камни. Также и нефтяной век закончится не потому, что у нас кончится нефть.»

Если вы заметили ошибку, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Исследование: в какие месяцы дорожает нефть?

В последнее десятилетие нефть для россиян стала индикатором финансовой стабильности в стране. Нефть растёт в цене – люди путешествуют, развиваются и наслаждаются жизнью. Как только «чёрное золото» дешевеет – начинают покупать дорожающую валюту, отказываться от излишеств и готовиться к худшему. Сравни.ру установил сезонность изменения цен на нефть, чтобы заранее готовиться к переменам на рынке.

В январе 2016 года нефть марки Brent подешевела на 3,96%, курс рубля к доллару снизился на 3,09%. В феврале «чёрное золото» подорожало на 1,67%, а рубль укрепился к американской валюте на 1,61%. Стоит ли говорить, что в марте российская валюта двигалось в одном направлении с ценами на нефть?

Сравни.ру изучил месячные колебания стоимости нефти за последние 11 лет. В результате подсчётов были определены месяцы, в которые больше всего вероятен рост цен на энергоресурсы и укрепление рубля, а также периоды, в которые нефть дешевеет, оказывая негативное влияние на курс российской валюты.

Статистика роста и снижения цен на нефть с 2005 по 2015 годы

Месяц / год20052006200720082009201020112012201320142015
январь+++++
февраль+++++++++
март++++++++
апрель+++++++
май++++++
июнь++++++++
июль++++++++
август+++
сентябрь+++
октябрь+++++
ноябрь++++++
декабрь++++

Цены на нефть чаще всего растут в феврале, марте, апреле, июне, июле и декабре. В большинстве случаев стоимость нефти снижается в январе, августе, сентябре, октябре и ноябре.

Самыми выгодными месяцами для покупки валюты являются февраль, март, апрель и июнь – цены на нефть в эти месяцы растут, а рубль укрепляется.

Как видно из собранной статистики, самым худшим для нефти стал 2015 год, в который цены снижались 9 месяцев из 12. Относительно лучше дела обстояли в 2008 и 2014 году, когда цены падали по 7 месяцев соответственно. Самым удачным за последнее время оказался 2009 год, в котором цены росли 10 месяцев с небольшими паузами.


Сезонность роста цен на нефть подтверждают эксперты, опрошенные Сравни.ру. «Скорее, есть зависимость запасов нефти от времени года: в преддверии автомобильного сезона, который начинается в большинстве стран Северного полушария в марте-первой половине апреля, НПЗ начинают работать с усиленной загрузкой, и если нефтяные запасы не пополнять, то они начинают по этой причине сокращаться. Падение запасов, в свою очередь, вызывает избыток спроса над предложением, что ведёт к ценовому росту уже на сырую нефть», – говорит Владимир Рожанковский, директор аналитического департамента ИК «Окей Брокер».

«Нефть – товар не только экономический, но и политический, это основа нашей цивилизации. Владеющий нефтью владеет миром», – Оксана Лукичева, аналитик «Открытие Брокер».

«Нефть – это полезное ископаемое, которое формируется миллионы лет, а значит один сезон для него – это не больше, чем мгновение. Если уж говорить о сезонности, то куда более протяженной: когда-то на земле был ледниковый период, и если бы тогда нефть умели добывать, то она явно стоила бы дорого, а сейчас эпоха глобального потепления, и нефть дешевеет», – шутит Дмитрий Лепетиков, начальник управления маркетинговой стратегии и исследований банка ВТБ 24.

Что влияет на стоимость нефти?

На стоимость нефти влияют десятки факторов: от экономических до погодных явлений и слухов. По словам Оксаны Лукичёвой, аналитика компании «Открытие Брокер», сейчас определяющими являются:

  • встреча в Дохе – возможное ограничение добычи и поставок нефти на мировой рынок
  • политическая ситуация на Ближнем Востоке – сокращение контрабандных поставок нефти на мировой рынок
  • уровень запасов в странах ОЭСР
  • темпы мирового экономического роста, темпы роста экономик Китая и Индии
  • денежно-кредитная политика ФРС США и курс доллара США
  • погодные условия – ураганы, штормы, песчаные бури, тёплая зима, жаркое лето.

Насколько взаимосвязан курс рубля и стоимость нефти?

Дмитрий Лепетиков из ВТБ 24 считает, что влияние нефти на курс рубля велико. «Достаточно поместить рядом две кривые: долларов за баррель и центов за рубль и даже гуманитарий легко поймёт: между ними не просто связь, а серьёзные и долгосрочные отношения», – говорит эксперт.


По мнению Оксаны Лукичёвой из компании «Открытие Брокер», курс рубля зависит от стоимости нефти на 70%. При этом она оговаривается на то, что подсчёт точных процентных соотношений применительно в динамике рынков ничего не даёт, т.к. финансовые рынки имеют сложную нелинейную зависимость от многочисленных факторов. Валютные курсы крайне сложно поддаются анализу и тем более прогнозу.

«Всё зависит от доли нефтеэкспортных налоговых поступлений в федеральный бюджет, дефицит/профицит которого и движет курсом российского рубля. По нашим оценкам, наиболее высока их доля при цене на нефть >$30 за баррель, выше которой в настоящее время корреляция двух параметров достигает 65-70%. При снижении нефти ниже $30 по сорту Brent федеральные поступления начинают приобретать другую структуру, с преобладанием доли акцизов, обязательных налогов над нефтегазовыми поступлениями, в результате чего, корреляция двух величин пропорционально снижается, вплоть до 20-30%, и рубль начинает всё в большей мере показывать свой характер», – заключает Владимир Рожанковский, директор аналитического департамента ИК «Окей Брокер».

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector